www.mcx.ru / Главная / Новости Министерства 28.03.2020
расширенный поиск
версия для печати


Гордость Калининграда — океаническое рыболовство

Сохранить и приумножить это достижение является главной задачей нового рыбохозяйственного ведомства.

В мае текущего года орган управления рыбной отрасли Калининградской области вошёл в качестве структурного сектора в региональное министерство сельского хозяйства. Это слияние стало естественным процессом, диктуемым федеральным законодательством. Руководителем новой структуры в статусе заместителя министра сельского хозяйства назначен Максим БУДУРАЦКИЙ, прежде занимавший должность руководителя Западно-Балтийского территориального управления Федерального агентства по рыболовству.

В развёрнутом интервью, которое Максим Александрович дал «Калининградскому аграрию», мы затронули широкий спектр вопросов по развитию рыбохозяйственного комплекса нашего региона: успехи и проблемы, будни и ближайшие задачи. Упреждая вопросы, Максим Будурацкий сделал следующее вступление, ставшее своеобразной точкой ориентира в беседе:

— Я бы хотел настоятельно подчеркнуть, что рыбной отрасли Калининградской области есть чем гордиться. Всем рыбакам (в самом широком понятии этого слова, независимо от ведомства и должности), взвалившим на свои плечи тяжелейшее бремя в постсоветский период, я выражаю особые почёт и уважение. Они работали на износ и сумели сохранить нашу рыбную отрасль. Определённые потери были неизбежными, но главная их заслуга состоит в том, что они сохранили фундамент. Таковым у любого государства подразумевается сфера океанического рыболовства. Наши рыбаки сумели закрепить за собой важнейшие промысловые бассейны за пределами экономической зоны Российской Федерации. Это то, чем мы всегда гордились, где ходили наши деды, отцы, где мы по-прежнему (да, с определёнными трудностями) осуществляем промысел. Калининград был, есть и, я надеюсь, всегда останется городом океанического рыболовства. Наша задача – развивать и приумножать это главнейшее достижение. В советское время успехи были такими, что славили калининградских рыбаков на весь мир. С этим огромным запасом прочности мы вошли в постсоветский период. Нас до сих пор помнят во многих странах мира как лидеров отрасли.

Самая лучшая высшая школа ихтиологов, рыбоводов – это Калининградский технический институт. «Копните» любую бывшую страну соцлагеря: лучшие рыбоводы – выходцы из КТИ; судоводители, механики, радисты, рыбмастера – выходцы из КМУ и КВИМУ (соответственно — Калининградского морского училища и Калининградского высшего инженерно-морского училища – прим. Ю. П.). За рубежом все это помнят. Поэтому в рыбохозяйственном отношении слово «Калининград» по-прежнему всегда там звучит. И звучит гордо. Нас по-прежнему хотели бы видеть многие страны в качестве партнёров, потому что знают, что надёжнее России никого нет. Мы всегда строили взаимоотношения со странами на взаимовыгодной основе, никогда не перетягивая «одеяло» на свою сторону. И сегодня в нашей рыбохозяйственной отрасли формируются благоприятные условия, такие, чтобы слово «Калининград» произносилось на просторах мирового океана постоянно и с прежним почитанием. Я уверен, мы к этому придём. Та позитивная история, которая была, и те процессы, которые сейчас происходят, дают основания так говорить.

— Максим Александрович, какова, с вашей точки зрения, мотивация, послужившая на объединение «водного» и «земельного» хозяйств в едином ведомстве?

— Отмечу, что этот процесс происходил уже не однажды на федеральном уровне с переменным успехом. В итоге то общее, что характерно этим хозяйствам, сейчас поставило окончательную точку в идеологии объединения. Главное, что нас объединяет, — это продуктовая сфера деятельности; если же взять ещё глубже – это обеспечение продовольственной безопасности страны. Без шероховатостей, разумеется, не обошлось. Наша страна огромная, её омывает десять морей, и каждый приморский регион индивидуален по всем своим природным характеристикам. Соответственно, это накладывает индивидуальности на всё, что касается деятельности рыбохозяйственного комплекса. Унифицировать, «причесать» всех одним законодательным актом невозможно. Это понимают на местах, это понимают и в Москве. Поэтому необходима работа по формированию подзаконных актов, ориентированных на эффективную деятельность рыбохозяйственного комплекса в каждом регионе.

Никто лучше местных жителей не знает свою территорию, условия прибрежного или океанического рыбного промысла. Мы просто должны успевать корректировать своё нахождение в новой для нас среде. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Говоря о Калининградской области, то мы понимаем, что в результате объединения нарушилась чёткость в разграничении законов в рыбоводстве и рыболовстве. Ведь это принципиально разные сферы, а сейчас они несколько снивелированы. Калининградские рыбаки считают, что структура рыболовства должна иметь больше автономии, чем это получилось. Но мы с коллегами в правительстве друг друга слышим и понимаем. Поэтому я абсолютно уверен, что наше взаимодействие будет выстроено с максимальной пользой для дела.

Главное понимание состоит в том, что участники государственных программ не должны почувствовать на себе никаких изменений в худшую сторону, как бы чиновники не меняли структуры и документы. Поэтому мы сейчас всё делаем для того, чтобы в ближайшее время программы вновь заработали в полную силу. И та господдержка, которая предусмотрена, будет получена организациями рыбохозяйственного комплекса в полном объёме.

— Какие меры поддержки предусмотрены госпрограммой?

— Здесь нужно сказать о двух программах: федеральной и региональной.

Первая программа в основном предусматривает компенсацию две трети ставки по кредитам. И всё было бы замечательно, если бы не одно «но». Банки не выдают дешёвые кредиты рыбохозяйственным предприятиям. Они считают рыбное хозяйство настолько рискованной сферой деятельности, что суда не хотят принимать в качестве залога. И получается такой замкнутый порочный круг, в котором итог очевиден: федеральные программы работают слабо. Они буксуют уже много лет в силу того, что подавляющее большинство предприятий не может взять кредиты для своего развития. Рыбохозяйственный комплекс России существует в основном за счёт собственных оборотных средств. Как известно, никакой бизнес на этом далеко не двинется. Во всём мире рыболовство финансируется точно так же, как и сельское хозяйство.

Однако в Калининградской области ситуация совершенно иная. В рамках федеральной программы регион находится со всеми в равных условиях. Здесь нет исключений. Но в 2013 году правительство Калининградской области приняло собственную программу по поддержке рыбной отрасли. И я могу с гордостью сказать, что на сегодняшний день в России нет субъектов, где бы местная власть оказывала рыбопромышленникам поддержку в таком же объёме, в каком это осуществляется в Калининградской области. Мы выглядим очень достойно, скажу прямо. В 2014 году в рамках этой программы на развитие рыбохозяйственного комплекса направлено более семидесяти миллионов рублей. В текущем году выделены аналогичные средства — в объёме 72,4 миллиона рублей, из которых 39 миллионов направлены на реализацию мероприятий по развитию аквакультуры, остальное — на развитие прибрежного рыболовства. До 2013 года на рыбную отрасль не было выделено ни копейки, причём, как вы понимаете, из федерального бюджета в том числе.

Я хорошо знаю, какие программы работают на Дальнем Востоке, в других прибрежных регионах. Какие-то небольшие меры местной поддержки там есть, например, по льготному налогообложению, компенсации по электроэнергии и ряд других небольших субсидий. Но в таком крупном объёме, как у нас, прямой поддержки нет нигде. Для нас это прорыв в прямом смысле слова. Безусловно, это громадная заслуга правительства Калининградской области во главе с губернатором Николаем Николаевичем Цукановым. Самое главное, эти программы работают. Поэтому рыбохозяйственники могут строить смелые планы на перспективу, так как есть чёткие обязательства по выделению средств и в последующие годы. Вот в этом мы выглядим ярче всех регионов. Программа стала той таблеткой, которая была прописана по назначению и вовремя, поэтому оказала колоссальный позитивный эффект. Губернатор лично контролирует все процессы, выезжает в хозяйства, к промысловикам, общается с людьми, изучает освоение выделенных средств.

— Что конкретно смогли осуществить рыбохозяйственники на эти средства?

— Помощь направлена в первую очередь на обновление основных фондов: модернизацию судов, обновление береговой инфраструктуры. И предприятия этим активно занимаются. В прибрежном промысле нам достались природой низкорентабельные биоресурсы: шпрот и салака (балтийская сельдь). Но они пользуются огромным спросом у населения и рыбопереработчиков. Но объёмы добычи небольшие. Поэтому, чтобы в этом сегменте экономика региона давала высокие показатели, значительные средства господдержки направлены на прибрежное рыболовство. У нас есть слабое место — нехватка рыбного сырья для загрузки перерабатывающих предприятий. Эффективными решениями этой проблемы являются два пути: разрешение ввоза рыбного сырья из-за пределов Калининградской области и развитие аквакультуры по выращиванию биоресурсов. Господдержка здесь будет играть самую главную роль.

Нельзя не сказать о другом колоссальном эффекте в реализации региональной программы — репутационном. Люди увидели, какое мощное плечо подставило государство. Это дало понимание, что рыбная отрасль нужна. Все воспрянули духом. Эту поддержку рыбаки давно ждали. И я, пользуясь возможностью, хочу выразить благодарность от всех рыбаков губернатору. Люди искренне говорят, что это шаг сильного человека. В результате что мы имеем? Идёт модернизация рыбодобывающих судов, из малых рыболовных траулеров суда становятся наливными; модернизируется портовая инфраструктура, в рыбообрабатывающих цехах старое оборудование заменяется на высокотехнологичное, происходят ремонты причалов. Одним словом, рыбное хозяйство обновляется.

А наш судоремонтный комплекс! Только в Калининграде умеют ремонтировать парусники, те шедевры мирового судостроения, которыми любуется весь мир: «Крузенштерн», «Седов», «Мир» и другие. Это же какой знак! К этим судам подойти иногда боятся на судоремонтных верфях из-за сложности и особой специфики парусников. То есть у нас имеются портовые мощности, высококвалифицированные кадры, огромное желание развиваться. Остаётся немножко – внести в этот потенциал новые технологии. И мы работаем над этим.

— Максим Александрович, как чувствует сегодня себя Калининград в океаническом промысле?

— Я уже говорил, что в океаническом виде промысла Калининград был номер один, и надеюсь, что таковым он останется. Говоря же в целом о стране, Советский Союз всегда шёл туда, где можно было взять огромные объёмы рыбы и кормить свою большую страну. Ведь после войны мы все на рыбе выросли – это нужно особо подчеркнуть. Но времена меняются, ничто не стоит на месте; теперь не всё так просто на океаническом рынке, как было раньше. Сегодня весь мировой океан поделен. Борьба за сырьё идёт очень жёсткая, и объектами особенно острой борьбы являются ещё не поделенные акватории. Их осталось мало. Если мы не успеем туда зайти, нас уже никто не пустит.

Насколько всё кардинально меняется, можно судить по такому примеру. Традиционно прибрежные воды африканских стран являлись зоной промысла калининградских рыбаков. Мурманчане и другие советские коллеги (только северо-запада) работали с нами наравне. Подчёркиваю – вся Африка являлась калининградской зоной рыбного промысла! До сих пор в Намибии, Гвинее, Мавритании, Анголе, Марокко, ЮАР и других государствах калининградцев вспоминают с большой теплотой. Послы африканских стран приезжают к нам с предложениями о сотрудничестве, и мы рассматриваем все варианты. Однако сегодня произошли изменения в переоценке системы отношений в тех государствах. Они не остались на прежнем уровне. Сегодня, чтобы работать в африканских водных бассейнах, необходимо создавать совместные предприятия и вкладывать финансовые ресурсы, с которыми сегодня тяжело. И тут уже возникают различные варианты экономической обоюдной выгоды. Порою страны выдвигают условия очень невыгодные. Но и уходить оттуда нам тоже нельзя. Эти вопросы наряду с другими теперь являются актуальной повесткой дня рыбного ведомства.

Одно из наших слабых звеньев: старый флот, устаревшее оборудование на судах. Это одна из причин, по которой мы не в состоянии освоить полностью выделенные нам квоты на вылов. В силу недостаточной оснащённости у нас уже имеется одна очень существенная потеря: сегодня мы не занимаемся промыслом тунца, тогда как в советское время он был традиционным. Тунец – очень ценная рыба и является одним из элементов золотой жилы для калининградского рыбохозяйственного комплекса. Но по затратам это одновременно и самый дорогой вид промысла. Сегодня судно, оснащённое под ловлю тунца, имеет цену от тридцати миллионов долларов и выше. В технологическом плане судно должно быть скоростным, чтобы угнаться за косяками рыбы; оно должно также представлять собой современный завод по сохранению тунцов до уровня конечного продукта. К сожалению, Россия сегодня не имеет ни одного специализированного судна. Именно поэтому пока мы не вышли на промысел тунца. Но работаем над этой проблемой, и, я думаю, ситуация поправится.

Есть ещё ряд промысловых моментов, о которых знают только калининградцы: наши научные работники и рыбаки. Но чтобы это богатство поднять из морских глубин, нужен современный флот. Так не хочется, чтобы это ушло с теми поколениями, которые занимались промыслом в семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века, в период расцвета калининградской рыбной промышленности.

Я назвал острые болевые точки, которые мы не скрываем и над которыми работаем. Но они не дают оснований говорить, что ситуация с океаническим рыболовством очень бедственная. Да, она трудная, потому что за место в океане сегодня приходится сражаться. Но мы всё-таки свой флаг в океане твёрдо держим. Несмотря на суровые девяностые годы, на отсутствие даже минимальной помощи государства, отрасль выжила. Сегодня же при такой господдержке, таких закалённых в трудностях людях, мы обязаны показать хорошие результаты работы.

— Какие у вас ближайшие планы как руководителя рыбохозяйственного комплекса?

— Работать так, чтобы рыбакам было комфортно, чтобы с их стороны не было жалоб. Конечно, претензии будут. Но мы будем стремиться их минимизировать. Самое главное, чтобы всё давало скорейший результат для блага жителей области.

— Какие вы наметили ближайшие планы с министром Владимиром Зарудным?

— Самая первая задача – отстаивание квот на вылов рыбы для предприятий Калининградской области и освоение их на сто процентов. В основу нашей работы мы положили задачу, чтобы всё, что до нас было задумано, продолжало работать. А мы в качестве представителей исполнительной власти должны воплотить все планы в жизнь, как бы это банально не звучало. Ведь социальной цепочке один рыбак в море создаёт восемь рабочих мест на берегу: это обучение, транспортировка, хранение, торговля, судоремонт и так далее. Мы хотим, чтобы флот работал, чтобы он был современным, чтобы рыбаки были счастливы, а на столах у калининградцев всегда была вкусная рыбная продукция.

Дата публикации: 05.08.2015 15:19:00
Дата последнего изменения: 05.08.2015 15:21:22

Источник: Минсельхоз Калининградской области


  
План деятельности Минсельхоза России на 2016 - 2021 годы Государственная программа на 2013-2020 годы Госпрограмма развития рыбохозяйственного комплекса
 
Президент России Федеральное собрание Российской Федерации Правительство Российской Федерации Верховный суд Российской Федерации
Федеральный портал государственной службы и управленческих кадров Информация о государственных (муниципальных) учреждениях Росагропромсоюз Объединенная зерновая компания
Профсоюз работников АПК России Совет ветеранов Минсельхоза России Агро-ТВ Росагролизинг
Россия, 107139
Москва, Орликов переулок, 1/11
Справочная служба
тел. +7 (495) 607-80-00
факс. +7 (495) 607-83-62
email: info@mcx.ru
Интернет-портал Министерства Сельского хозяйства Российской федерации
Все права защищены

Схема проезда
©2002-2017